С.М.Голицын любил путешествовать всю жизнь

Авторское издание Юрия Белова
Ответить
Аватара пользователя
Vesper
Купец второй гильдии
Сообщения: 302
Зарегистрирован: 30 май 2010, 16:11

С.М.Голицын любил путешествовать всю жизнь

Сообщение Vesper » 05 июн 2011, 17:32

С.М.ГОЛИЦЫН: «ВСЮ ЖИЗНЬ Я ЛЮБИЛ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ»

Белов Ю.В.(г.Суздаль), экскурсовод по г.Суздалю, учредитель и редактор газеты «Вечерний звон», заслуженный работник культуры РФ

С.М.Голицына очень хорошо знают во Владимирской области и особенно в Ковровском районе, где он несколько десятилетий жил с апреля до октября. «Наследие Сергея Голицына, ставшего настоящим писателем именно на нашей земле, выражается не только в книгах, им написанных. - писала местная газета в дни столетнего юбилея представителя древнего княжеского рода, - Его след в истории Коврова уже неизгладим. Человек широкой и чуткой души, он умел объединять вокруг себя людей творческих, ищущих. Во многом благодаря его дару общения село Любец стало настоящей жемчужиной нашего района».
Любопытно, что первое – случайное – знакомство у Сергея Михайловича с с.Любец произошло ровно 70 лет назад, весной 1941 года. Жил он тогда в Погосте, а работал на строительстве Ковровской ГЭС - занимался геодезическим обследованием местности. Таскать прибор теодолит и другие геодезические инструменты, забивать колышки в нужных местах, вообще «вкалывать» ему помогали трое ковровских мальчишек. Однажды они вышли из леса, и перед взором С.М.Голицына на берегу Клязьмы предстала «дивной красоты старинная церковь», а далее шла сельская улица.
- Это Любец. - подсказали мальчишки.
"Какое поэтичное название!" — подумал топограф и геодезист Голицын, вновь углубляясь с мальчишками в лес.
«Мог ли я тогда предвидеть, что в том селе куплю я малую избушку и в течение более тридцати лет буду там проводить летние месяцы, буду писать книги?» - вспоминал позднее писатель.
Писателем С.М.Голицын мечтал стать с детства, после прочтения полного собрания сочинений Жюля Верна и Майн Рида, а также 14 томов «Истории России» С.М.Соловьева. Осуществить это отпрыску дворянско-княжеской семьи, представителю бывшего «правящего класса», а после установления советской власти «лишенцу», было непросто. В 1927 года Сергею удалось поступить на Высшие государственные литературные курсы, учиться, но не закончить по причине их ликвидации. Однако – «зуд творчества в моей душе не глох, - признавался Сергей сам себе, - внутренний голос неукоснительно требовал: пиши, пиши, пиши…»
Основную пищу молодому литератору давали путешествия по старинным русским городами. Ими он увлекся очень рано: отчасти из-за того, что семье приходилось переезжать из города в город, с места на место, навещать многочисленных родственников, нуждающихся в помощи и поддержке. А вообще-то это было, видимо, в крови. Сергей Михайлович признавался: «Всегда жил во мне эдакий чертёнок - страсть к походам и путешествиям». Или: «Всю жизнь я любил путешествовать».
Первое настоящее путешествие Сергей Голицын совершил под влиянием отца. Именно он посоветовал избрать маршрут, которым сам прошел после окончания гимназии (в конце XIX века): от Москвы поездом до Ярославля, далее пароходом вниз по Волге до Нижнего Новгорода, далее пароходом вверх по Оке до Рязани и поездом на Москву. Деньги на поездку-путешествие Михаилу подарили родители. А вот С.М.Голицын деньги на путешествие в размере 50 рублей заработал сам. Отправился из Сергиева посада, где жили родственники, с маленьким узелком в руках. В Ярославль приехал к вечеру, ночевал в гостинице, а весь следующий день «бродил по городу от одного храма к другому», а потом, взяв билет, который отходил только ночью, сел на высоком берегу Волги и любовался рекой, заходящим солнцем и вечерним небом. Так он делал всегда: бродил, смотрел, любовался, записывал впечатления.
Ему повезло: каждый старинный город на Руси был еще наполнен каменными храмами, один другого краше. В Ярославле на три четверти старина уцелела благодаря тамошнему председателю горсовета, считал С.М.Голицын, который оказался патриотом родного города. «По всему городу, над домами, над садами высились колокольни – то высокие со шпилями, то пониже шатровые, то белые, то желтые, то розовые, и сами храмы то в одну небольшую главку, то в пять куполов» (описание Костромы).
Второе путешествие, которое С.М.Голицын предпринял с бывшим школьным другом А.Киселевым в июле 1928 года, было грандиозным – на Русский Север. Оно продолжалось 1,5 месяца. За этот срок девятнадцатилетние путешественники проехали поездом 1500 вёрст, 3500 вёрст пароходом и 500 вёрст прошагали пешком.
«Все эти полтора месяца, - писал в конце своей жизни С.М.Голицын, - несмотря на усталость, на потёртые ноги, на дожди, на комаров, я постоянно пребывал в состоянии эдакого поэтичного и восторженного вдохновения, с неутомимой жадностью впитывал ворохи впечатлений от всего разнообразия красот природы, от изящества храмов, от резьбы на избах и на предметах крестьянского быта, от неторопливых бесед с крестьянами, со священниками… Сейчас всё наше путешествие представляется мне как сказка… Все эти невзгоды позабылись, а осталась в воспоминаниях Русь – прекрасная, православная, непьющая, честная. Всю следующую зиму я писал на свежую голову маленькие очерки – первую пробу своего писательского труда».
Летом 1930 года С.М.Голицын по приглашению другого своего друга Юши (Юрия) Самарина, сотрудника этнографического института, совершил большую поездку в Нижегородскую область с посещением Нижнего Новгорода, г.Семёнова, знаменитых Керженских лесов, села Владимирское, озера Светлояр. «Озеро Светлояр – моя давнишняя грёза, - писал С.М.Голицын, - Мы попадали туда накануне престольного праздника Владимирской Божьей Матери, когда праведные люди удостаиваются лицезреть на дне озера град Китеж и слышат звон колоколов на его невидимых храмах. У меня дух захватывало от нетерпения…» Целью поездки было собирание песен, частушек и сказок. Для Ю.Самарина это была оплачиваемая научная командировка, а вот Сергей Михайлович ехал за свой счет.
Вот тогда же и состоялось первое знакомство писателя с городами и достопримечательностями нашего края, бывшей Владимирской губернии. По окончании экспедиции друзья расстались в Нижнем Новгороде. Юша со своей женой на поезде поехали в Москву, домой, а Сергей решил продолжить путешествие. Купив билет, он поплыл на пароходе вверх по Оке в один из древнейших городов – Муром. Целый день осматривал достопримечательности – монастыри и церкви, любовался бесконечными заокскими далями. Городской музей и картинная галерея показались ему великолепными. Ещё бы – картины происходили из богатейшего собрания графов Уваровых, из их имения в Карачарове, родины былинного богатыря Ильи Муромца.
Вечером Сергей Михайлович сел в поезд, следовавший на Владимир, и утомленный пешими прогулками по улицам Мурома, сразу же заснул. Среди ночи проснулся от шума и криков пассажиров, влезающих в вагон и желающих занять место для сидения. Они ломились. Станция называлась Ковров. Город был окутан непроницаемой ночной мглой. Чертыхнувшись, Голицын повернулся на другой бок и снова заснул.
Рано утром он оказался в г.Владимире-на-Клязьме. Разыскал знакомого родителей, бывшего тульского помещика Ф.А.Челищева, объявленного лишенцем и административно высланного сюда, остановился у него в домике, находившимся недалеко от железнодорожного вокзала. Это был милейший человек, юрист по образованию и поэт по душевному влечению, хорошо знавший историю. Именно Ф.А.Челищев показал С.М.Голицыну наиболее интересные древности и достопримечательности Владимира. Издали гость из Москвы увидел Рождественский собор XII века Рождественского монастыря, в котором до 1723 года находились мощи св.благоверного князя Александра Невского, потому что на его территории расположилось ОГПУ и вход посторонним был запрещён. Главный храм вот-вот должны были взорвать, потому что он мешал проведению спортивных соревнований… Как признался один из бывших сотрудников в середине 1960-х, «у нас соревнования намечались с Ивановскими чекистами, надо было расширить спортивную площадку, ну мы церквушку и сковырнули…»
На следующий день новые знакомые поездом добрались до Боголюбова; после осмотра древнего монастыря, основанного князем Андреем Боголюбским, цветущим лугом прошли к прославленному на весь мир храму Покрова на Нерли. Посетить его, так же как озеро Светлояр, было давнишней мечтой С.М.Голицына. «Позднее много раз мне довелось побывать у его подножия, - писал он позднее, - но то самое первое впечатление от её дивного облика, наверное, никогда не забуду…»
Не повезло с Суздалем – во время посещения города почти беспрерывно шел дождь. Осмотр был беглым. Но в послевоенные годы С.М.Голицын наверстал упущенное, он очень часто здесь бывал со своим соавтором, фотографом А.С.Потресовым и группами школьников, юных туристов. Близко познакомился и с директором Суздальского музея А.Д.Варгановым, приехавшим в Суздаль как раз летом 1930 года. Их встреча могла произойти еще тогда…
Во второй раз в наши края С.М.Голицын приехал 10 лет спустя, когда получил направление на строительство Ковровской ГЭС на Клязьме вблизи деревни Погост. Непосредственно его задача заключалась в проведении изысканий перед строительством. Осенью 1940 г. С.М.Голицын поселился в деревне Погост, весной следующего к нему приехала жена Клавдия Михайловна с сыновьями, в самый разлив Клязьмы. Из Коврова в Погост семье пришлось переправляться на лодке.
Как-то в Погост приехал главный геолог Федотов и сказал, что вышло постановление о строительстве на Клязьме и её притоках ещё четырех ГЭС. В связи с этим специалистам, включая С.М.Голицына, пришлось съездить в село Усолье на реке Уводи, там переночевать, а потом одному ему совершить поездки в Гороховец и Вязники. И Сергей Михайлович с такой же, как в 1928 году, «неутомимой жадностью» не мог упустить возможности посмотреть памятники архитектуры и старины этих городов, оценить их достоинства. «…Рабочим поездом я попал в Гороховец, - писал он в воспоминаниях, - чудный город на Клязьме с тремя монастырями, с храмами, с каменными домами, и все сплошь XVII века».
«Третья моя поездка была в Вязники, - писал С.М.Голицын, - Побывав в деревне за четыре километра, где в будущем предполагалось перегородить Клязьму, я поспешил на вокзал, рассчитывая на тот дальний поезд. На вокзале толпилось множество народу, я узнал, что на Москву уже три дня как не ходят поезда. Что случилось? Оказывается, один за другим проходят на запад поезда с пушками, с танками, едут целые полки воинов…»
Грянула война, которая нарушила все планы, всё переменила. Только к ночи Голицын уехал домой рабочим ковровским поездом. Вопрос о строительстве Ковровской и других ГЭС было закрыт. Вскоре С.М.Голицын был призван в Красную армию. Его семья переселилась из Погоста в Любец, где прожила всё военное лихолетье. Жена и её сестра Дуся работали в колхозе, дети пошли в школу.
На Великой Отечественной войне С.М.Голицын прошел путь от Сталинграда и «до самого Берлина». Но даже ранен не был, потому что находился в военно-инженерных строительных частях. Служил военным топографом. Уцелел, как он сам говорил, и в период репрессий 1920-1930-х, и кровавых битв на войне.
После демобилизации в 1946 г. С.М.Голицын работал инженером-геодезистом в Государственном проектном институте. В 1959 г., в возрасте 50 лет, серьёзно увлекся историей и полностью посвятил себя писательской деятельности. Исполнилась его давнишняя мечта стать писателем. Летом провёл со школьниками 45 дней в походе по Владимирской и Ярославской земле. Однажды увидев на территории суздальского кремля группу подростков из Москвы, которой не досталось экскурсовода (не знали, что надо заранее делать заявку), Сергей Михайлович подошел к ней и предложил:
- Может быть, мне вам показать Суздаль? Только я не экскурсовод.
Ребята согласились, поехали на автобусе по городу, время от времени останавливались, чтобы посмотреть какой-нибудь ансамбль. Оказалось, что любезный дядя знает Суздаль, и вообще историю и архитектуру, не хуже любого гида. А главное – умеет увлекательно рассказывать.
Общение с детьми вдохновляло и навело С.М.Голицына на мысль написать книгу для детей под названием «Сказание о белых камнях». Что он и сделал, купив дом и поселившись в полюбившемся ему еще до войны селе Любец. Годы проведенные здесь оказались самыми плодотворными. «Я до конца своих дней останусь летописцем дорогих моему сердцу берегов Клязьмы», - писал он в одном из рассказов.
Путешествия и писательство были берегами в жизни этого замечательного человека. Я считаю, что С.М.Голицын был выдающимся путешественником.

Ответить

Вернуться в «Вечерний звон»